среда, 27 мая 2015 г.

Рыбалка в Монголии ранней весной

Монголия не стояла в первых строчках списка стран, которые мне хотелось посетить ради рыбалки. Все-таки у нас она ассоциируется прежде всего с сухой степью, лошадьми и скотоводами-кочевниками. Конечно, я знал, что в Монголии есть несколько крупных речных систем, которые относятся к бассейнам сибирских рек Енисея и Амура. Но все же как-то не думалось, что сюда стоит ехать за лососевыми рыбами, особенно если живешь, как я, на Дальнем Востоке. Оказалось, стоит!

Я шел вверх по течению по берегу реки. Ветер дул в лицо, нес снег. Сегодня, 4 мая, с утра была настоящая пурга. Только после обеда непогода несколько улеглась, так что я решился выйти из теплой юрты и попробовать что-нибудь поймать.




Тропа шла по высокому правому берегу по лесу из старых лиственниц, а затем спустилась в прибрежный ивняк. Темная вода реки в снежных берегах казалась бездонной, но я знал, что на перекатах Уур-Гол реально перейти вброд. Поднимая повыше рюкзак и двигаясь наискосок вниз, я пересек быстрое течение (вода цвета разбавленного чая бурлила почти у пояса), и вышел на каменистую косу в пятнах снега. Собрать одноручную нахлыстовую удочку недолго, даже если пальцы стынут от холодного ветра. Метрах в двадцати ниже меня струя переката отходила от берега, образовывая все расширяющуюся полосу тихой воды, хорошо заметную по ветровой ряби. Я зашел в быструю воду, вновь почувствовав ее холод (всего 5 градусов) через все слои одежды космической эры, флисы и гортексы. Да, долго тут не выстоять, очень уж холодно.

Удочка короткая (я привык к «двуручнику»), делать далекие забросы с тонущим подлеском сложно. К тому же ветер продолжает дуть по течению, нанося на меня шнур и приманку. Это делает заброс крупного тяжелого стримера опасным для здоровья, и приходится развернуться лицом к берегу. Стоя в бурлящей воде, забрасываю муху в сторону берега и с ускорением посылаю ее назад через плечо, стараясь «выстрелить» побольше шнура. В холодной весенней воде таймень вряд ли захочет выходить наверх, поэтому я стараюсь вести муху метрах в полутора от поверхности. Пока приманка пересекает быстрое течение, я чуть шевелю удилищем, стараясь оживить ее игру. Как только река сбрасывает шнур в тиховодье, начинаю рывками подбирать его, иначе муха ляжет на дно. После каждого заброса смещаюсь на один-два шага вниз по течению – лучшие тайменьи «точки» нужно облавливать тщательно, особенно когда рыба малоактивна.


В Монголии начинаются великие реки Сибири - Обь, Енисей (Кызыл-Хем), Ангара (Селенге) и Амур (Онон, Керулен). Монгольские таймени относятся к тому же виду, что обитает в реках Сибири. От рыб из дальневосточных стад они отличаются хорошо заметными, более крупными пятнами, из-за которых таймень становится несколько похожим на ленка.

На пятом забросе что-то сильно дергает шнур. Резко поднимаю удилище, а затем, подобрав слабину, подсекаю второй раз – для верности. После первой подсечки рыба на том конце снасти начинает двигаться. Короткий рывок против течения, разворот от меня и бросок вниз, сразу метров на двадцать. Затем рыба всплескивается на поверхности и «зависает» в струе, мотая головой. Я не успеваю оценить ее размеры; похоже, попался хороший, трофейный таймень, хотя и не гигант. Потом рыба начинает двигаться вниз по реке. Коряг на плесе не видно, так что форсировать вываживание смысла нет. Замечаю время и начинаю смещаться вниз по берегу, чтобы не тащить рыбу против течения. Через пару минут «перетягивания каната» начинает проходить «сужение сознания», когда не видишь ничего, кроме уходящего в черную воду желтого шнура, который по временам гудит, как провода на ветру. Я замечаю погоду (опять задуло, и снег снова пошел гуще), смотрю на катушку (из 200 метров удлиняющей плетенки еще много осталось). Я даже решаюсь подняться против течения за лежащим на косе рюкзаком – пусть фотоаппарат будет под рукой, когда придет его время. Потом снова спускаюсь вниз, подбирая лишний бэкинг. Большую часть времени рыба стоит на струе, постоянно пытаясь развернуться от моего берега. Натяжение шнура заставляет рыбу разворачиваться ко мне головой. Временами она начинает вертеться в воде. Стараюсь держать шнур потуже, чтобы она не намотала его на себя. Ведь тащить такую рыбину поперек будет намного сложнее.


В реках севера Монголии попадался только один вид ленка – острорылый

Проходит минут десять, и рыба начинает уставать – это видно по тому, что на поверхности по временам появляется хвостовой плавник. Это означает, что уже можно попробовать подвести ее к берегу. Теперь я могу точнее оценить ее размеры – расстояние между хвостом и уходящим в воду шнуром составляет заметно больше метра. Хорошая рыба, такая даже на лучших реках попадается не каждый день. Килограммов на двадцать с небольшим. Слегка форсирую вываживание, и таймень смещается в мою сторону, к косе. Коснувшись брюхом дна, он «взрывается», взбивая воду в пену. А через мгновение снасть противно ослабевает. Все кончилось… Выбираю шнур – мухи нет. Или перетер поводок зубами, или (скорее всего) перебил об камень. Смотрю на часы – рыба была на крючке 15 минут.

Монголия не стояла в первых строчках списка стран, которые мне хотелось посетить ради рыбалки. Все-таки у нас она ассоциируется прежде всего с сухой степью, лошадьми и скотоводами-кочевниками. Конечно, я знал, что в Монголии есть несколько крупных речных систем, которые относятся к бассейнам сибирских рек – Енисея и Амура. Но все же как-то не думалось, что сюда стоит ехать за лососевыми рыбами, особенно если живешь на Дальнем Востоке. Оказалось, стоит!

Несколько лет назад мне довелось сплавлялся по дальневосточной реке Ботчи с двумя американцами. От них я с удивлением узнал, что в Монголии, оказывается, ловят больших тайменей. Где, в пустыне Гоби? Оказалось, что на севере этой страны, ближе к российской границе, текут холодные горные реки, где преобладают те же лососевые рыбы, что и по всей Сибири – таймень, ленок и хариус. К тому же по традиции монголы не едят и не ловят рыбу. Тогда я, конечно, твердо решил, что обязательно постараюсь попасть в эти обетованные места, где тайменям удается дожить до преклонного возраста. Поэтому, получив приглашение участвовать в весенней экспедиции по международной программе «Изучение и сохранение тайменя в Монголии», я недолго раздумывал.

Монголия поразила меня несочетаемыми контрастами - пыльной степи и холодных горных рек, открытых равнин – и горных лесов в теснинах, удивительно резко меняющейся погодой и экзотическими для России птицами – грифами, утками-огарями… Монгольская погода весной вообще заслуживает особого описания. В течение короткого времени здесь можно почувствовать на себе все времена года. Вот в один день с утра падал снег и серьезно мело. В одиннадцать утра выглянуло солнце, а к часу дня снег растаял. В тот день мы путешествовали в одних рубашках, так было жарко, но вечером ударил мороз. Наутро было градусов двенадцать ниже нуля.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Баннер